Достоевский о либералах

1.    «Они  первые были бы страшно несчастливы, если бы Россия вдруг стала безмерно  богата и счастлива. Некого было бы им тогда ненавидеть, не на кого  плевать, не над чем издеваться! Тут одна только животная, бесконечная  ненависть к России, в организм въевшаяся».

2.    «Дай всем этим  современным высшим учителям полную возможность разрушить старое общество  и построить заново, то выйдет такой мрак, такой хаос, нечто до того  грубое, слепое и бесчеловечное, что все здание рухнет под проклятиями  человечества... Раз отвергнув Христа, ум человеческий может дойти до  удивительных результатов. Европа отвергает Христа, мы же, как известно,  обязаны подражать Европе».

3.    «Вся наша либеральная партия прошла  мимо дела, не участвуя в нем. Она только отрицала и хихикала». Хорошо  смеяться в стенах сильного государства, которое построили не вы, «нет,  вы полиберальничайте, когда это невыгодно, вот бы я на вас посмотрел».

4.    «Чем  соедините вы людей для достижения ваших гражданских целей, если нет у  вас основы нравственной? Попробуйте-ка соединить людей в гражданское  общество с одной только целью «спаси животишки»? Ничего не получится.  «Спасение животишек» есть самая бессильная и последняя идея из всех  идей, единящих человечество. Это уже начало конца».

5.    «Одна из  характерных черт русского либерализма - это страшное презрение к народу.  Русскому народу ни за что в мире не простят желания быть самим собою.  Все черты народа осмеяны и преданы позору: вера, кротость, подчинение  воле Божией. Для либералов русский народ «косная масса, немая и глухая,  устроенная к платежу податей и к содержанию интеллигенции».

6. «Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить».

7.  «Да, вы будете представлять интересы вашего общества, но уж совсем не  народа. Закрепостите вы его опять! Не только сказать против вас, да и  дыхнуть печати при вас нельзя будет».

8. «Западничество - это  партия, готовая к бою против народа. Она стала над народом как опекующая  интеллигенция, она отрицает народ. Она гнушается идеей солидарности  народа с Царём. Русскому, ставшему действительным европейцем, нельзя не  сделаться в то же время естественным врагом России».

9. «Герцен  отрицал собственность и был обеспеченным. Он заводил революции и любил  комфорт. Наши «скитальцы» продавали крестьян и, получив денежки, уезжали  в Париж способствовать изданию радикальных газет. Кто мешал им просто  освободить своих крестьян?».

10.  «По моим многочисленным наблюдениям, никогда наш либерал не в состоянии  позволить иметь кому-нибудь своё особое убеждение и не ответить тотчас  же своему оппоненту ругательством или даже чем-нибудь хуже».

11. «Либерализм не есть  грех; это необходимая составная часть всего целого, которое без него  распадётся или замертвеет; либерализм имеет такое же право существовать,  как и самый благонравный консерватизм; но я на русский либерализм  нападаю, и опять-таки повторяю, что за то, собственно, и нападаю на  него, что русский либерал не есть русский либерал, а есть не русский  либерал. Дайте мне русского либерала, и я его сейчас же при вас  поцелую».

12. «Либералы, вместо того, чтобы стать свободнее,  связали себя либерализмом, как веревками. И когда надо высказать  свободное мнение, трепещут прежде всего: либерально ли будет? И  выкидывают иногда такие либерализмы, что и самому страшному деспотизму и  насилию не придумать».

13. «Русский либерал дошёл до того, что  отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьёт свою мать. Каждый  несчастный и неудачный русский факт возбуждает в нём смех и чуть не  восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, всё. Если есть  для него оправдание, так разве в том, что он не понимает, что делает, и  свою ненависть к России принимает за самый плодотворный либерализм».

14.  «Эту ненависть к России, ещё не так давно, иные либералы наши принимали  чуть не за истинную любовь к отечеству и хвалились тем, что видят лучше  других, в чем она должна состоять; но теперь уже стали откровеннее и  даже слова «любовь к отечеству» стали стыдиться, даже понятие изгнали и  устранили, как вредное и ничтожное».

15.  «Такого не может быть либерала нигде, который бы самое отечество свое  ненавидел. Чем же это всё объяснить у нас? Тем самым, что и прежде, —  тем, что русский либерал есть покамест ещё не русский либерал; больше  ничем, по-моему».




СОБРАНИЕ В ДУРДОМЕ (рассказ очевидца)

- Товагищи, пегед нами стоит агхиважнейшая задача!
Лысыватый  председательствующий торжественным взором обвел разношерстный зал,  который, как и в прошлый раз, был четко поделен широким проходом на два  лагеря. По правую руку Председателя сидели Спокойные Дураки, по левую -  Буйные. Обе половины безмолвно вперили свои взгляды в него и исступленно  слушали.
- Сегодня мы должны ответить на вызов вгемени и задать  соответствующий мейсгим нашим бгатьям - тгутящимся всех сган. Мы пгосто  обязаны дать ответ на вопгос: что есть демокгатия: цель или инстгумент?
Раздались  жидкие аплодисменты. Дураки еще не совсем поняли для чего их всех  собрали в этом зале, но некоторые на всякий лучай захлопали в ладоши.  Это приободрило Председателя и он продолжил:
- Начинаем пгения. Слово пгедоставляется товагищу Калинину из 8 палаты.
С первого ряда поднялся старичок и, мелко тряся головой с нарисованными очками на лице, шаркающей походкой подошел к трибуне:
-  Многоуважаемая публика, - начал он дрожащим от волнения голосом, -  многоуважаемый товарищ Председатель, говоря от всего чистого сердца, по  моему субъективному мнению в котором я не претендую на истину в  последней инстанции, и понимая все многообразие таких же субъективных  мнений, которые имеют право быть, и не имея ни малейшего желания никого  обидеть своей позицией, отличной от другой позиции на данный, как  правильно сказал наш уважаемый Председатель, архиважнейший вопрос, и  учитывая все аргументы, не исключая даже права их толкования с разных  точек зрения по-разному, понимая стремление каждого выступающего к  объективности, я с полной ответственностью хочу заявить, что нахрен  напрочь забыл что хотел сказать.
Зал взорвался овациями, с задних  рядов раздались восторженные крики и свист. Никто из Дураков ничего не  понял, но всем речь очень понравилась. Старичок вытер ладонью набежавшую  слезу и шаркающей походкой вернулся к своему месту.
Председатель постучал пустой пачкой галоперидола по крышке стола:
- Товагищи, товагищи, спокойно, товагищи. У нас следующий выступающий. Пгошу вас, товагищ Юнг.
С  заднего ряда степенно встал хмурый человек лет 60-ти и так же степенно  пошел к трибуне. Дураки с уважением провожали его взглядами. Тот дошел  до трибуны, молча снял воображаемые очки и так же молча стал протирать  их линзы воображаемым платочком. Делал он это со всей тщательностью и  долго. Все это время Дураки восхищенно наблюдали за ним. Наконец, он  напялил очки и громко кашлянув, начал:
- Видите ли, друзья... мда... я  со своим коллегой из 13-ой палаты господином Фрейдом на этот вопрос  смотрю немного, так сказать, дуально, ибо только так можно проявить  любую вещь. Но... я попрошу вашего особого внимания, господа...
Дураки напряглись, чувствуя свою исключительную важность после слова "господа".
 - Дуальность бытия проявляется не только при взгляде двух  противоположностей, дуальность бытия, господа, заключена в самой сути  человека, ибо интровертность и экстравертность есть суть проявления  каждого из нас, заключенная в нашем внутреннем мире, господа...
Сказать,  что Дураки охренели от этих слов, значит ничего не сказать, временное  онемение, вызванное таким открытием, нахлобучило всех, а Юнг продолжал  безжалостно дубасить:
- Дуальность, господа, мы транслируем на  окружающие нас вещи и они становятся дуальными в силу нашей внутренней  двойственной природы, поэтому, господа, - Юнг повысил свой голос и  гремел уже на весь зал, - однозначного ответа на вопрос есть ли  демократия инструмент или цель - нет. Все зависит от нашей трансляции!
Зал  завыл в исступлении. Передние ряды плакали, задние кричали "Ура" и  бросали в воздух воображаемые чепчики. Юнг снял с головы воображаемую  шляпу, поклонился залу и показал язык Фрейду из 13-ой палаты, тот в  ответ свернул ему фигу.
Председатель еще долго не мог успокоить зал.
-  Товагищ Юнг, товагищ Юнг, - старался он перекричать зал, - я лишаю вас  слова, вы, батюшка, пгаститутка - и вашим, и нашим, никакой конгетики, а  жизнь она конгетику любит, вы пгосто г.вно, батюшка.
Фрейд из 13  палаты, услышав сквозь гомон слова Председателя, яростно захлопал в  ладоши, а Юнг, ни на кого не обращая внимания, степенно возвращался на  свое место. Зал постепенно угомонился. Председатель выдержал паузу и  объявил следующего спикера:
- Слово пгедоставляется заслуженному  изобгедателю из 12... нет, из 13 палаты, товагищу... товагищу...  забыл... фамилия такая сложная и негусская, какая-то евгейская... а вот  вспомнил, товагищу Попову. Пожалуйста товагищ... как вас там, чегт  подеги... товагищ Попов.
Интеллегентного вида мужчина подошел к кафедре:
- Вот тут мой предшественник говорил о трансляции. Я правильно понимаю?
Зал дружно и одобрительно загудел.
-  Ну тогда у меня два вопросы: что транслировать и куда. Пока не ответим  на них, о демократии придется забыть. Ведь очень важно учитывать, что  передающая сторона формирует транслируемый сигнал на который  накладывается информация, в результате чего происходит модуляция,  которая и передаётся в пространство в виде радиоволновых колебаний. Вы  понимаете это? А то вот некоторые делают вид что понимают... Вон Маркони  из 3 палаты или Тесла из 7... хотя Тесла может быть еще и того. Но как?  Как же ежели не инструмент? Но с другой стороны, ежели и трансляция, то  а где цель? Где приемник?
На лицах слушающих отразился этот мучительный вопрос. Буйные волком смотрели на Спокойных. Послышались злые голоса:
- Это вы, падлы, приемник стебнули?
- Вернуть бы надо, демократия в опасности.
Но те сидели и по-прежнему безмолвствовали.
-  Товагищ... эээ... как вас там, чегт подеги... ах да, Попов, попгошу вас  без пговокационных вопгосов. Ваше выступление закончено. А сейчас,  товагищи, свое слово скажет ооочень автогитетный человек, котогый пговел  уйму опытов и знает толк в нашем вопгосе. Пгошу вас товагищ Альбегт.
Слова  Председателя об опытах произвела на присутствующих глубокое впечатление  и они стали вскакивать со своих мест, чтобы рассмотреть невысокого  человека с огромной и растрепанной копной волос, проворно взбирающегося  на сцену.
- Друзья, - усатое лицо растрепанного человечка расплылось в  улыбке, что сразу же расположило к нему слушателей, - мы все здесь  спорим и стараемся рассмотреть предмет этого спора даже не беря во  внимание системы координат в которых мы находимся, да-да, друзья.
- Да ну нафиг, - изумилась толпа Дураков.
- Гляньте все в окно со своих мест, - весело и быстро проговорил Альберт.
Толпа дружно повернула свои головы в сторону зарешетчатых окон.
- Что вы там видите, друзья мои?
Перед  Дураками развернулась живописная картина: блеклая крыша соседнего  здания с лужами от таящего снега под весенним солнцем, в центре которой  облезлый кот, повинуясь весеннему зову своих похотливых гормонов,  трудился в поте своей бесстыжей морды, осеменяя явно домашнюю кошечку.
- А что мы видим, друзья мои, с этой сцены?
- Что? - в страхе выдохнула толпа.
У Председателя от натуги казалось вытянулась шея как у жирафа.
-  А видим мы, друзья мои, кота с кошечкой. Но это не те кот с кошечкой,  которые видите вы, это другие, хотя мы смотрим на одних и тех же кота и  кошечку. Но для нас они дру-ги-е.
Раздался глухой звук падающего  тела, кто-то грохнулся в обморок. Не обращая внимания на жертву,  принесенную на алтарь науки, Альберт, весело подтанцовывая, тараторил:
-  Друзья мои, мы находимся в разных инерционных системах, и если вы  видите "до", то мы уже видим "после", эта разница, конечно, незаметна в  нашей повседневной жизни, но она есть, и поэтому эти "до" и "после"  определяют разность ощущения реальности и значит, глядя на одно и тоже  мы видим разное, так как мы находимся в разной реальности, вы, к  примеру, в прошлом, а мы в настоящем или наоборот, смотря какую  инерционную систему взять за отправную. Но все же, мы существуем, можно  сказать, параллельно, пренебрегая той погрешностью между "до" и "после".  Поэтому, - наконец-то, стал подводить итог Альберт, - цель и инструмент  являются одной и той же сутью, которая зависит от места положения  наблюдателя.
Он что-то хотел сказать еще, но истошный вопль прервал его вдохновенную речь.
-  Выпустите меня отсюда, - орал кто-то из толпы Спокойных, - я не хочу  здесь находиться, мне плохо. Я все подпишу, я отдаю свой бизнес, свою  недвижимость, только выпустите меня отсюда. Это же идиотизм какой-то.
По толпе побежал ропот:
- Кто-то спятил.
- Кто это там умом тронулся?
- Вот, даже среди нас идиоты встречаются.
Председатель поднял руку успокаивая толпу:
-  Спокойно, спокойно, товагищи, пгосто у кого-то сдают негвишки. Выведите  его отсюда и вкатите шесть кубиков галопегидончика, пусть опомнится и  вегнется в ногмальное состояние.
Активно сопротивляющегося и орущего мужика выволокли из зала заседаний.
-  А теперь, товагищи, - продолжил Председатель, - мы послушаем товагища  Ивана Васильевича четвегтого... извините, из четвегтой палаты.
К  трибуне стремительно решительным шагом шел высокий мужчина средних лет  хмурой наружности и острой бороденкой на лице, за ним шли двое  внушительных размеров, явно готовых на все ради своего босса. Он  взобрался на трибуну, и обвел зал грозным взглядом, от которого  присутствующие вжались в прибитые к полу стулья.
- Демократия говорите, - начал ласковым голоском Иван Васильевич, и вдруг рявкнул во все горло: - вот вам, а не демократия.
Иван  Васильевич сложил три пальца во внушительный волосатый кукиш и показал  его залу. Потом, повернувшись к Председателю, ткнул ему под самый нос.  Тот осторожно понюхал предложенную ему пальцевую конфигурацию и на  всякий случай отодвинулся.
- Хотите сгубить матушку Россию? Сволочи.  Не выйдет! Сгною! - орал Иван Васильевич. Его взгляд упал на какого-то  Дурака с испуганными на выкате глазами и зафиксировался на нем.  Несчастный под этим взглядом, чувствуя что-то недоброе, съежился и стал  растерянно смотреть по сторонам, ища поддержки.
Взгляд Ивана Васильевича потеплел и, обращаясь к Дураку, он неожиданно ласково пропел:
- Сыночек, подь ко мне.
"Сыночек" вскочил как ужаленый и ломанулся сквозь толпу к выходу.
- Держи его, - заорал пациент 4 палаты и вместе со своими опричниками ринулся за ним вдогонку.
Председатель вытер неожиданно обильно выступившй пот со своей лысины и облегченно выдохнув, констатировал:
- Мы услышали товагища Ивана Васильевича, его мнение будет зафиксиговано в пготоколе.
Председатель  обратил внимание на небольшую кучку пациентов у заднего ряда. У всех на  голове были газетные треуголки какие по-быстрому делают маляры, чтобы  не замарать свои волосы. А один из "маляров" держал в руках красный  барабан, на который остальные глядели с плохо скрываемой завистью. Он  стащил этот барабан из затхлой кладовки, на которой висела ветхая  табличка "Пионерская", и в которую, судя по всему, не заглядывали лет  30, и таскал его с собой повсюду. Положив барабан у своих ног и поставив  на него ногу, "маляр" вытащил откуда-то кусок газеты, свернул ее  трубочкой и подставив один конец к глазу стал смотреть через нее на  Преседателя.
- Товагищи Наполеоны, товагищи Наполеоны, - обратился к  этой кучке Председатель, - подходите ближе, может из вас кто желает  высказаться по обсуждаемому вопгосу?
Те в ответ никак не реагировали, а Наполеон с барабаном продолжал смотреть на сцену через свою трубу.
- Разрешите? - раздался сбоку тихий и спокойный голос.
Председатель повернул голову. Возле кафедры стояли двое.
- Вы кто будете, товагищи, вы из какой палаты ходоки?
- Мы не из палаты, мы не из вашего мира, не из мирян. Я - Иисус.
Председатель поморщил лоб:
- Иисус... Иисус... что-то знакомое. А батюшку вашего как?
- Иосиф.
- Так. А это кто гядом с вами?
- Это мой последователь - Виссарион.
У Председателя хищно сузились глаза:
-  Иосиф, Виссагион говогите? Что-то мне это не очень нгавится. И как-то  пахнет от вас не так, тгавой какой-то. Что вы тут делаете?
- Да это наркоманы, - раздалось из первых рядов.
Председатель тут же подбоченился:
- Ах, вот оно что. Нет, товагищи? Ваш опиум для нагода не нужен. Папгашу вас покинуть заседание.
Иосиф с Виссарионом тихо растворились в воздухе и о них тут же забыли.
Председатель неожиданно проворно запрыгнул на кафедру, и, вытянув руку с открытой ладонью, обратился к собравшимся:
-  Товагищи! Ответы на вопгосы, о котогых мы так долго говогили, получены!  На днях я закончил габоту над этой пгоблемкой. Наконец-то с  наступлением весны, котогую мы так долго ждем, это пгоизошло. И я гешил  вас ознакомить со своими апгельскими тезисами. Демокгатия, товагищи,  тгебует глубокого осмысления, я бы сказал - глубинного, без какой-либо  левизны, пгавизны и центгизны. Это осмысление должно быть коллективным.  Но, товагищи, пгежде чем объединиться, мы должны гешительно  газмежеваться. Мы должны, товагищи...
Влетевший из зала в голову  Председателя обломок спинки стула неожиданно прервал его пламенный спич.  Председатель, картинно раскинув руки, с грохотом рухнул на пол у  кафедры.
Наполеон с барабаном, оторвав свою трубу от глаза, махнул рукой и глухо скомандовал:
- Гвардия, вперед!
Спокойные  Дураки молча ринулись через проход на Буйных. Началась свалка. Дураки,  верные заповедям своего Председателя, начали активное размежевание.  Дрались все. Правые с левыми, интроверты с экстравертами, передатчики с  приемниками, демократы с монархистами, обитатели одних инерционных  систем с обитателями других, те, кто за кота с теми, кто за кошечку,  Наполеоны за барабан, Иисус с Виссарионом за дозу. Вокруг тела  Председателя образовалась кучка, которая тут же разделилась на два  лагеря - тех, кто предлагал вынести тело и тех, кто требовал его  оставить на месте. Оба лагеря схватили Председателя и потянули его в  разные стороны, отчего он пришел в себя и удивленно спросил совсем не  картавя:
- Товарищи, а что тут собсноговоря, происходит?
От  неожиданности Дураки уронили тело, которое, с грохотом падающего  броневика, снова встретилось с бетонным покрытием пола. Сознание  Председателя по неведомой траектории опять ринулось в темные глубины  небытия.
Неожиданно откуда-то появились амбалы в белых халатах и со  всей активностью принялись всех объединять, причем не разбираясь и  никого ни о чем не спрашивая. Юнг с Фрейдом, накрепко связанные друг с  другом, лежали возле Попова с Теслой, Иван Васильевич со своим "сынком",  который находился в полуобморочном состоянии, Наполеоны замысловатым  способом были закатаны в единый клубок с красным пионерским барабаном в  центре, Альберт был в сознании, ему повезло - его шевелюра смягчила удар  дубинкой, он широко улыбался и крепко держал в руках откуда-то  взявшихся кота с кошечкой. Только Иисуса с Виссарионом никак не  удавалось поймать, они то исчезали, то появлялись в разных местах зала,  пуская колечками клубы дыма в потолок и дико хохотали.
В этой  неразберихе невозмутимым оставался только один человек. Его никто не  видел. Через неприметное, покрытое толстым слоем пыли, окошко под  потолком за всем происходящим наблюдал Главный Врач. Рядом стоял  Помощник и тщательно все протоколировал. Главный Врач вынул изо рта свою  любимую трубку, и повернувшись, мягкой кошачей походкой пошел к себе в  кабинет.
- Жаль, эксперимент провалился, - грустно вдогонку ему сказал Помощник.
- Пачему ви так думаэтэ? - спокойно и с явным грузинским акцентом спросил его Главврач, шевеля своими пышными усами.
- Ну так... вот... это ж, - беспомощно махнул тот рукой в сторону зала заседаний.
-  Правальных икспэрэмэнтов нэ бивает, таварисч Жюгав, бивают нэ виученые  уроки... пригласитэ мнэ в кабинэт Началныка Камысии Вэдомства Дурдома.
Главный  Врач шел в кабинет и думал. Ему было о чем поразмышлять. Дел было  много, порядка по-прежнему никакого. Но, черт возьми, здесь ему было  всегда интересно и не скучно.

Немцов: конец игры

Лично меня смерть Бориса Ефимовича никак не тронула... Ну совсем никак. Взгляды его я не разделяла, как человек (и как мужчина в частости) он был мне не интересен. На меня он производил впечатление большого и не очень умного ребенка, которого сильно обидели и не дают играть в то, во что ему хочется. Но играть он умел.

Есть одно, что в нем мне импонировало: он, действительно, воспринимал жизнь, как игру и этому многим надо поучиться у него. Но он играл совершенно не заботясь о последствиях своих маленьких игр, и, в результате, "подтянул" известный финал. Надеюсь, в следующей жизни будет мудрее. В этой жизни Борис Ефимович был баловнем судьбы, прожил ее ярко и громко, так что, думаю, жалеть не о чем. Удачи вам, Борис Ефимович, эту игру вы окончили, начинайте другую.

О свободе

Как сказал один мудрый человек: самые пакостные в мире вещи делались людьми под лозунгами свободы. Меня постоянно интересует один вопрос, который я не устаю задавать тем, кто кричит о свободе: друзья, вы за свободу от чего? В девяти случаях из десяти наблюдается "зависание", а в десятом случае ничего кроме "бэ... мээ..." не слышу... ах да, еще в половине случаев переход на личности и обсуждение моих достоинств.
Интересно, а кто-нибудь задумывался о том, что свобода - это неотъемлемое право каждого из нас и за которое не надо бороться, нужно просто быть этим.

Ходорковский... все?

По словам Президента РФ, г-н Ходорковский подал прошение о помиловании... менее чем за год до окончания своего срока, отсидев при этом более 10-ти лет. Что это?
Официальная версия - плохое здоровье матери Михаила Борисовича. Есть еще факт того, что перед прошением о помиловании с Ходорковским долго беседовали сотрудники спецслужб. О чем? Ну, естесственно, кто же может знать... Есть основания считать, что вскрылись новые факты касаемо "отмывания" денег Ходорковским и убийства В.А. Петухова - мэра Нефтеюганска. Поэтому Ходорковский так быстро и решился на прошение о помиловании, что автоматически подразумевает признание законности всех судебных актов, вынесенных в его отношении.
Ходорковский теперь не только не может расчитывать на свою реабилитацию в России, но и бороться за имущество ЮКОСА за границей для него теперь будет весьма проблематично, да еще учитывая решение ЕСПЧ в 2011, который в целом подтвердил законность судебного решения в отношении г-на Ходорковского и исключил "политическую составляющую" в этом. Так что, Михаил Борисович... гейм овер?

Тем, кто свалил из России

Навеяно краткими диалогами в обществе "Пора валить".

Сразу скажу, что люди уезажают из России по самым разным причинам и я в этом ничего страшного не вижу. Я очень далека от их осуждения. У человека в жизни могут сложиться самые разные обстоятельства. Моя подруга уехала в Тунис и сейчас очень счастлива там - я за нее рада.
Этот мой пост для тех, кто уехал из России, но считает своим исключительным долгом постоянно лазить по просторам рунета, убеждая всех вокруг, как им там хорошо и в какой жопе мы тут в России живем. Господа и дамы, вы не просто смешны, вы вызываете брезгливость, вы похожи на человека, который, врываясь в чужую кваритру, начинает орать, как он хорошо живет. Специалисты в области психики человека давно раскусили сей алгоритм поведения: человек, совершая ошибку, начинает себя чувствовать весьма неуютно (мягко говоря) и чтобы убедить себя в том, что все в порядке, он начинает обесценивать то, к чему когда-то имел отношение, то по отношению чего или кого он совершил предательство или какую-либо другую не очень этичную вещь.
Друзья мои свалившие из России, но так и не покинувшие ее, поймите одну простую вещь: проблемы не лежат в географических широтах и не находятся в России или где-то там еще. Проблемы в вас самих. И пока вы это не поймете, пока не уладите свои внутренние проблемы - вы так и будете себя чувствовать хреново и даже поливание грязью России вам не принесет успокоения.

Тем, кто еще думает, что Дж. Буш руководил страной :)))

Говорит Дж. Буш (младший):
– Откровенно говоря, преподаватели – это единственная профессия, представители которой преподают нашим детям. (18.09.1995).
– Полагаю, что мы стоим на пути к еще большей свободе и демократии, с которого невозможно свернуть. Но все может измениться. (22.05.1998)
– Я уверен, что люди и рыбы могут вести мирное сосуществование. (Сагино, 29.09.2000)
– Природный газ – полусферический. Мне нравится говорить о том, что он полусферичен в природе, потому как это то, что мы можем встретить по соседству. (Остин, 20.12.2000)
– Стоило бы спросить того, кто мне задал вопрос. У меня не было возможности спросить того, кто мне задал вопрос. А о каком вопросе идет речь? (Остин, Техас, 08.01.2001)
– Я намерен сохранить исполнительную власть не только за собой, но и за моими предшественниками. (Вашингтон, 29.01.2001)
– Мы готовы вести работу с обеими сторонами, чтобы снизить уровень террора до уровня, приемлемого для обеих сторон. (Вашингтон, 02.10.2001)
– Моя поездка в Азию начинается в Японии по очень важной причине. Она начинается здесь, потому как вот уже на протяжении полутора веков Америка и Япония составляют самый крепкий и самый продолжительный из всех союзов новейшего времени. Из этого союза родилась эра мира в тихоокеанском регионе. (Токио, 18.02.2002)
– У вас тоже есть негры? (Вопрос к президенту Бразилии Фернандо Кардозо, штат Сан-Пауло, 28.04.2002)
– Вы свободны! Свобода прекрасна! Но, знаете, требуется время, чтобы восстановить хаос и порядок – порядок отдельно от хаоса. Но мы это сделаем! (Вашингтон, 13.04.2003)
– Для меня большая честь пожать руку храброму гражданину Ирака, чью руку отрубил Саддам Хусейн. (Вашингтон, 25.04.2004)
– Хочу поблагодарить моего друга, сенатора Билла Фриста, за то, что он сегодня с нами. Он женился на девушке из Техаса, чтобы вы знали. Карин тоже здесь. Она техасская девчонка, как и я сам. (Нэшвилл, штат Теннеси, 27.05. 2004)
– Наши враги обладают технологиями и ресурсами. И мы – тоже. Они не перестают думать о том, чтобы навредить нашей стране и нашему народу. И мы – тоже. (Вашингтон, 05.08.2004)
– Слишком много хороших докторов остаются не у дел. Слишком много хороших акушеров и гинекологов не могут заниматься любовью с женщинами по всей стране. (Поплар-Блафф, штат Миссури, 06.09.2004)
– Кроме того, мы с президентом подтвердили нашу готовность решительно бороться с террором, укоренять наркоторговлю и отдать должное тем, кто портит нашу молодежь. (О беседе с президентом Чили Рикардо Лагосом, Сантьяго, 21.11.2004)
– Я считаю, надо немедленно разрешить телятам перейти нашу границу. (Оттава, 30.11. 2004)
– Когда мы теряем человеческие жертвы, это всегда момент грусти и скорби. (Вашингтон, 21.12.2004)
– Идея о том, что Соединенные Штаты готовятся напасть на Иран, просто смехотворна. К этому могу добавить одно: мы рассматриваем любые возможные варианты. (Брюссель, 22.02.2005)
– Мы с удовольствием будем анализировать и работать с законодательством, которое надеется успокоить мысли свободной прессы о том, что вам не отказывают в информации, которую вам не следует видеть. (Вашингтон, 14.04. 2005)
– В интересах нашей страны отыскать тех, кто готов причинить нам зло, и послать их куда подальше. (Вашингтон, 28.04.2005)
– Я думаю, молодым рабочим – прежде всего молодым рабочим, были обещаны пособия правительства – обещания были обещаны. А пособия мы не можем выплачивать. Такие вот дела. (Вашингтон, 04.05.2005)
– Я потрачу много времени на программу соцобеспечения. Мне это дело нравится. Мне нравится этим делом заниматься. Думаю, это во мне говорит материнское чувство. (Вашингтон, 14.04.2005)
– Видите ли, теракты не только способствовали ускорению спада, теракты напомнили нам, что мы ведем войну. (Вашингтон, 08.06.2005)
– Я хотел сказать, что этому парню палец в рот не клади, но это, наверно, в переводе будет выглядеть не очень. Ничего, если я скажу, что я вам палец в рот не положу? (Обращаясь к премьер-министру Люксембурга Жан-Клоду Юнкеру, Вашингтон, 08.06.2008)
– Работа у меня такая – думать дальше своего носа. (Вашингтон, 03.08.2005)

Краткий комментарий к обидам Ксении Собчак на церемонии вручения "Ники"

Смотрела церемонию вручения "Ники" с Собчак в одной из главных ролей. Затем Ксения Анатольевна опубликовала пост по следам этого события. В связи с этим постом у меня есть некоторые комментарии к нему:
"...Я прежде всего человек с гражданской позицией..."
У меня вопрос к человеку с гражданской позицией: "Как Вы думаете, Ксения, Ваш папа проголосовал бы за Путина, как его наипервейший учитель делу демократии"???
"...И у меня не было другой возможности, кроме как в качестве ведущей церемонии..."
Полноте, Ксения, это у Вас-то не было другой возможности? :))) Вы явно себя недооцениваете а нас держите за дураков.
"...Реакция на право вопроса меня поразила..." Вы, Ксения, не знаете нравов своих коллег по цеху??? Вы, Ксения, себя позиционируете, как умного и правдолюбивого человека. А что оказывается Вы правдолюбивая дура??? Ну тогда не обижайтесь на реакцию зала :)))
"...Именно после этих слов Миронова...". Прекрасное, прекрасное оправдание своей глупости и неэтичности - глупостью и неэтичностью других.
"...Я никому не хотела портить праздник и момент торжества..." :))) Это Ваша работа, Ксения и делаете Вы ее отменно.
"...Я безмерно уважаю деятельность Чулпан Хаматовой...". Ну теперь после того, как Вы получили "по зубам", Вам, конечно же, в срочном порядке необходимо заявить о своем безмерном уважении к Чулпан.
Ксения, Вы просто превосходите себя в свое глупости и желании быть жупелом независимости и интеллекта в одном флаконе.

Куда приводят нас наши мысли

Интересно кто-нибудь задумывался над тем, что наши мысли выстраивают наши обстоятельства. Сильный человек всегда является причиной своей жизни и всегда выстраивает свои обстоятельства, слабый, являясь следствием попадает в чужие обстоятельства и обычная отговорка в таких случаях: "обстоятельства сильнее меня". А ведь это просто подчинение чужим мыслезаключениям. Простой пример, который, думаю, мало для кого бдет открытием.

Алгоритм завоевания планеты.
Есть цивилизация, которая живет и развивается гармонично. Но для облегчения обмена вводятся "деньги". Это на самом деле хорошая мысль. Что такое деньги? Это просто идея подкрепленная уверенностью, что на какой-то эквивалент продукции ты можешь получить то что тебе нужно. Вначале фукции денег выполняли разные "вещи": чугунные болванки (неудобно), куски дерева (тоже не то), на одном острове - тыквы... ну в общем кто на что горазд. Придумали удобную форму - металлическая пластинка. Затем производство таких денег стало хлопотно, накладно. Придумали бумажный носитель - купюры с многими степенями защиты во избежании подделок. Здорово. И всебы было ничего если бы на этом этапе не появились банки со своими процентами. Вот тут и началась интересная игра с мыслезаключениями. Если печатный станок находится в одних руках и вы можете получить деньги там, то взяв однажды 100 единиц и обязавшись отдать 110, вы должны потом вязть эти недостающие 10 единиц опять у того, чей станок и опять под проценты. Даже если вы заняли 10 единиц у друга без процентов, то все равно общая масса денег осталась неизменной и все равно кому-то не хватило даже отдать "тело" заема. Дальше еще проще: в нашу жизнь приходят новые технологии и деньги уже не купюры а просто циферки в счетных машинках тех, кому когда-то принадлежал печатный станок и цыферки в ваших электронных картах :))). Денежный двор просто плавно трансформируется в контору по учету этих циферек. Денежная масса понемногу (или быстро) увеличивается, но... денег по-прежнему не будет хватать :))) А если включить проценты на проценты (как это и делается в банковской сфере), то денег ой-ей-ей как будет не хватать и нам будут давать все новые и новые денежные массы... извините цифирки будут расти и расти. Все. Вся планета в должниках.
А теперь стоп!!! То что вы должны это всего лишь ваше умозаключение. И в рабах вы ходите только лишь исходя из вашего умозаключения. Наша Вселенная постоена на основе Гармонии и Этики, поэтому любой поток в ней уравновешивается другим, встречным потоком, любое усилие уравновешивается контрусилием (помните 3-ий закон Ньютона: F=-F - действие равно противодействию). Равноценность обмена и есть Великий Закон Равновесия, Гармонии, Этики (как хотите его назовите - суть не меняется). И было время когда мы все это знали и забыли, но оставили себе памятку в виде разных священных писаний в которых (почти во всех) ростовщичество и проценты считается самым большим грехом, потому что порабощение других и пресечение другой реальности - это единственное, что "уводит" нас от нашей природы, нашего "дома". Дааа, господа, далеко ушли.
Лучше всего, конечно, обойтись без кредитов и ссуд, без этих услуг банков, но если уж "пришлось вляпаться", знаете что... верните то, что взяли (как бы тяжело не было) и... пошлите их нах... Тяжело избавиться от мысли, что должен. Очень тяжело. Но это тоже ваше умозаключение:)))))